Leon Degrelle

ВЫЗОВ КОНТРОЛЕРАМ МЫСЛЕЙ: ИСТОРИОГРАФИЯ ЛЕОНА ДЕГРЕЛЛЯ (LEON DEGRELLE. 1906-1994 гг.)


   Часто утверждается, что первой жертвой войны является Правда.
   У воюющих сторон всегда была своя собственная версия истории, особенно в отношении ответственности за войну. Но все же основные факты и события полностью не замалчивались, хотя бы по причине отсутствия средств массовой информации и технологии их контроля.
   Государственные деятели Рима никогда не скрывали своей откровенной враждебности к Карфагену, тем не менее, историки могли составить вполне достоверный отчет Пунических войн.
   Рим вышел абсолютным военным победителем, но в исторических книгах он не изображается совершенно непогрешимым и праведным.
   Хотя Карфаген был полностью разрушен Римом, подвиги Ганнибала были должным образом зафиксированы, его героизм и цельность его натуры не отрицались, его характер не искажался до неузнаваемости, его гениальность не называли сумасшествием, а побудительные мотивы его действий находили понимание и уважение в контексте его обязанностей к своей стране.
   В течение четырех тысяч лет историкам удавалось вести отчет человеческих событий.
   Несмотря на свой триумф, Страны-победительницы вечно не проклинали побежденных.
   Даже если победитель был особенно мстителен, у честных историков все равно была возможность вести свои исследования, и в конечном итоге они могли зарегистрировать все факты, не страшась возмездия.
   Побежденным странам не запрещалось излагать свою версию событий истории.
   Историки, подобно бухгалтерам, могли собирать факты и цифры, и давать им свое толкование.
   Искажение или вычеркивание фактов из исторических летописей является явлением сравнительно недавнего прошлого.Collapse )
Lapuan Liike

Ветеранов становится всё меньше - не беда, их заменят ряженые

agent-smirnov.livejournal.com/40328.html

Много ли осталось настоящих ветеранов? Годы войны: 1941-1945. Это значит салагам призывного возраста, которым на момент начала, или хотя бы конца войны, в те годы было по 18 лет - сейчас 82-86 годов. Ну, ну... Не уверен, что именно эти птенцы принесли СССР победу в той войне. Хотя, судя по всё большему нагнетанию быдло-патриотичной истерии вокруг даты "9 Мая" немногие так же думают. Но ведь скоро, лет через десять, даже таких "ветеранов" не останется. Так, что же тогда делать властям вокруг своего любимого праздника. Ибо действительно, если бы не та победа, не быть им сейчас богачами, да властителями в этом мире. Максимум прорабами строителей (Ельцин) и директорами мебельных магазинов (Сердюков). Ни о какой борьбе за права "евреев и геев"(tm) уж совсем говорить не приходится.
Не беда! - Ветеранов становится всё меньше, но их заменят ряженые! Это как в древности на любых священнодействиях, были специальные люди, которые переодевшись в костюмы изображали для публики умерших предков и богов. Так же тут. Профессия актёров вообще появилась из таких вот ряженых жрецов на празднествах в честь давно ушедших героев и богов.
Leon Degrelle

Леон Дегрелль - К молодежи Европы: политическое завещание

Когда-то и нам было по двадцать лет, и хотя ясные дни юности для нас навсегда отошли в прошлое, наши сердца по-прежнему хранят верность величественным идеалам, которые, несомненно, вдохновляют также и вас, мои молодые европейские современники и товарищи по борьбе.

В свое время мы, пламенные националисты, смогли разбудить совесть у наших лучших сограждан: мы не хотели, чтобы родина наша бесславно сгинула в зловонной трясине, куда ее тянули беспринципные политиканы. Мы желали возвратить людям веру в их высокое призвание, стремились навести должный порядок в работе предприятий и учреждений, мечтали о социальной справедливости, которая бы основывалась на надежном сотрудничестве различных общественных классов. При всем том своим главным делом мы считали духовную революцию, ибо только она одна была в силах высвободить людей из-под ига торжествующего материализма.

Потом, в июне 1941 года, колокола, прозвеневшие по городам и весям Европы, разнесли весть о начале похода на Восток: перед нами открылись новые, волнующие перспективы.

Оказавшись, подобно сотням тысяч добровольцев из старой матушки-Европы, на Восточном фронте, я сражался там сначала как простой солдат, и уже затем стал капралом, сержантом, офицером. Под конец войны я командовал 28-й дивизией войск СС "Валлония". Именно на Восточном фронте смутная идея единой и могучей Европы, в которой каждая страна сохраняла бы свое национальное своеобразие, сделалась для нас не только предельно ясной, но и жизненно необходимой. Мы стремились спасти эту Европу от коммунизма советского образца, ведь Советы, начиная с 1917 года, только и мечтали о том, как бы заставить весь мир плясать под свирепый свист их безжалостного кнута.

На первых порах мы, солдаты не из Германии, конечно же, разительно отличались друг от друга, ведь мы были такие непохожие: испанцы, норвежцы, французы, хорваты, голландцы... Но вскоре, по милости суровых испытаний, мы сблизились и в дальнейшем неизменно являли собой единое целое.

Содружество наше, к слову сказать, вовсе не отличалось унылым однообразием, ведь в сердцах наших дышала душа Европы. Ратные подвиги и кровь, пролитая на полях сражений, рассматривались нами как вернейший залог мирного, счастливого будущего для наших родных стран, каждая из которых по окончании мировой войны должна была засиять чарующим светом в славном созвездии цивилизаций Европы.

Победа нас обманула. Зачехливши оружие, мы наблюдали, как наша, рожденная в боях 1942 года, Европа сразу же по завершении военных действий начала съеживаться и сморщиваться, точно продырявленный мяч. Повсюду воцарились пошлость, посредственность, неуемная жажда чувственных наслаждений. Люди, устремившиеся в погоню за этими эфемерными благами, к сожалению, не догадывались о том, что гоняются за призраками.

К чистой душе Европы прилипла какая-то мразь, и она отравила сердца и умы обитателей континента.

Но и утро духовного возрождения, смею надеяться, не заставит себя долго ждать.

Мы, солдаты Второй мировой, ваши старшие братья, за свою любовь к родине заплатили немалую цену: нас травили как бешеных псов, избивали до полусмерти... Не впадая в преувеличение, скажу, что свою горькую чашу мы испили до дна. Целые ушаты грязи были выплеснуты на нас, лучшие из моих товарищей были уничтожены, а за оставшимися в живых враги, с характерным для них дьявольским неистовством, устроили самую настоящую охоту. Однако мы сохранили верность нашим идеалам и, несмотря на жестокие удары судьбы, не собираемся оплакивать прошлое. Можете быть уверены, при первой же возможности мы, невзирая на бремя прожитых лет, исполним свой долг и сделаем это без промедления, радостно, энергично, с предельным напряжением воли, так же как и в годы войны.

Сегодня мы изнываем в изгнании, где оказались, разумеется, не по своей воле. Увы, ссылка наша - похоже, пожизненная. И все же, мои дорогие европейские друзья, знайте: мы - ваши верные товарищи, и останемся таковыми до самой смерти.

Да и ваша жизнь, сказать по правде, не такая уж и сладкая. Повсюду в Европе бесчинствуют судейские, суетливые и продажные. С диким лаем и воем эта прожорливая стая подбирается к вам, ища вашей гибели. Гражданский и уголовный кодексы претерпевают постоянные изменения (в строгом соответствии с демократической процедурой - тут нам возразить нечего!), ведь юристы всегда смогут найти предлог, чтобы упечь на каторгу или, по крайней мере, запугать фантастическими штрафами непокорных - тех, кто по какой-либо причине не желает лобызать с рабским подобострастием ступни отвратительного идола, олицетворяющего собой недоношенную "демократию".

Представительная власть, освящающая самые умопомрачительные антраша своих адептов, в действительности сводится к системе обрядов ритуального характера. Дорога к тому веселому месту, куда стекаются прошедшие сквозь горнило выборов захребетники, - отнюдь не дешевая, так что в путь этот отправляются лишь владельцы толстых кошельков. Выборы и перевыборы обходятся депутатам в копеечку: один отделывается миллионами, другой - сотней миллионов, а иному не хватает и миллиардов.

Между тем, зрители, наблюдающие за этим шутовским действом, выказывают к нему крайнее недоверие. Кому же, в самом деле, понравится лицезреть превращение золота в дерьмо?

Политиканы, поднятые со своих лежбищ, сбились в стаю. Положение их, насколько мы можем о том судить, - отчаянное. Они вертятся юлой, как бес перед заутреней. Крикливые пропагандистские кампании ныне никого уже не вводят в заблуждение. Раздраженные граждане обходят стороной избирательные урны, и это явление - повсеместное.

Над ослиным цирком, похоже, нависла угроза банкротства. В недавно освобожденных государствах Восточной Европы - например, в Польше, которая, казалось бы, должна была пребывать в восхищении от подаренной ей "демократии", в выборах не участвует 65% населения! То же самое происходит и в Венгрии! В Ливане же забастовали почти все избиратели! В ходе выборов 1992 года во Франции местные социалисты получили всего-навсего 18% голосов - что, впрочем, не помешало им сформировать правительство. Некий достойный отпрыск малороссийского еврея, заручившись поддержкой другого еврея, сына выходцев из польских гетто, возглавил кабинет. Раз уж такие видные политики соблаговолили обеспечить счастье Франции, жителям этой страны не остается ничего иного, как в молчаливом изумлении наблюдать за действиями своих государственных мужей.

Повредившиеся в уме политиканы, надо признаться, выглядят комически: эти никчемные людишки с неописуемой яростью борются за власть, которая, между тем, становится все более и более ненадежной.

Но попробуйте только бросить им в наглые рожи слова правды - например, заявить, что члены правительственных кабинетов, не брезгуя никакими фальшивками, кормятся при этом и разбойническими вымогательствами, в то время как банкноты, оседающие в карманах подобных государственных мужей, образно говоря, испещрены кровью невинных жертв (между прочим, бывшего бельгийского премьер-министра социалиста Коолса "замочили" только потому, что он отличался из ряда вон выходящей алчностью; в роли убийцы, как выяснилось, выступил некий головорез, работавший на другого бельгийского министра, коллегу Коолса, который помимо этого оказался недюжинным специалистом в области рэкета). Так вот, осмельтесь заикнуться об этих фактах, и вас тотчас же запишут в "фашистские преступники".

Вы считаете, что девять десятых всех народных избранников - личности никому не известные и ни на что не годные? А их деятельность сводится лишь к получению весьма соблазнительного жалования? Тогда не обижайтесь, если вас будут повсюду выставлять, в лучшем случае, в качестве назойливого моралиста!

Зато вздорная и бестолковая болтовня, от которой сотрясаются стены залов, где восседают по три, четыре или даже пять сотен депутатов (людей, как правило, пустоголовых), надежно защищена от содержательной критики: противники демократии не в силах раскрыть глаза одураченному народу, поскольку телевизионный эфир им не предоставляется, да и на многолюдные митинги их стараются не допускать.

Преданные нынешнему режиму интриганы силятся выглядеть этакими кристально чистыми демократами - в глазах простофиль, разумеется. С этой целью они, с трудом натянувши на пузо официальную сине-бело-красную ленту, своими поджигательскими речами подогревают паразитические аппетиты разноцветных и разнорасовых орд, опрокинувшихся на головы несчастных французов словно прожорливая саранча из прожаренных солнцем песков пустынь.

Повсюду (в политике, общественной жизни, экономике, нравственности) - невообразимый кавардак. Согласно недавним опросам общественного мнения, 68% французов заявило, что им все опротивело до омерзения.

Любая из стран Европы обложена идиотскими налогами, отбивающими у людей наималейшую охоту производить что-нибудь новое.

Двадцать тысяч надменных, безответственных и никчемных функционеров (кстати, никем не избранных) завладели половиной Европы, которая и без того едва держится на ногах под диктаторским гнетом общего рынка. Европа сотрясается от частых экономических кризисов, и они только усугубляются по милости профсоюзных бонз, с их нелепыми требованиями и демагогическими шумихами.

Нас, похоже, собираются накормить до отвала тухлыми яйцами, и ничем иным.

Общий рынок, эта претенциозная и жалкая буффонада, не сулит нам ничего хорошего: шестнадцать миллионов европейцев уже потеряли свои рабочие места, причем без надежды найти новые.

Вы, юноши и девушки, патриоты Европы, обязаны положить предел нынешнему грабежу, жульничеству и разорительному разгильдяйству. И тогда вы будете жить в союзе процветающих государств, под властью истинного вождя, человека всеми любимого и почитаемого, избранного народом в ходе свободного голосования.

Только такой вождь сумеет надежно защитить социальные и расовые права обитателей Европы.

Близится конец неограниченной власти презренных узурпаторов, насильников и пустопорожних болтунов; вскоре в Европе им никто не подаст и стакана воды. Поделом им, ведь начиная с печально известного 1945 года наши правители только и делали, что бахвалились и лгали взахлеб, дурили народ, чтобы вернее устроиться у него на шее.

Но только попробуйте хоть чуточку задеть всемогущих пашей от демократии, обделывающих свои грязные делишки в парламентском питомнике! Это хуже, чем игра с динамитом. Энергично бороться с таким количеством паразитических дармоедов - как вы это, вероятно, уже имели возможность испытать на собственном горьком опыте, - занятие чрезвычайно обременительное. Впрочем, несмотря ни на что, мы должны бороться и делать это с непоколебимой твердостью и постоянным присутствием духа. Народ имеет право знать, чего мы хотим от государства, а именно: ответственности, устойчивости, безукоризненной честности и компетентности. Проще говоря, мы считаем необходимым установить сильное государство, добиться сознательного сотрудничества различных классов общества, вновь пробудить к жизни основополагающие моральные ценности. Жизнь имеет смысл лишь в том случае, если ее цель представляет собой величественное совершенство. Мы храним веру в звезды, мерцающие в высоте неба.

Травля, которой подвергаетесь вы на исходе двадцатого столетия, когда жить приходится с кляпом во рту, для нас, ваших старших товарищей, - явление слишком хорошо известное; может быть, даже еще лучше, чем вам. Нас, так же как и вас, неоднократно полностью лишали гражданских свобод. Подобные обстоятельства, пожалуй, заставили бы смутиться даже испытанных борцов. Ограничусь лишь одним примером. В 1936 году около миллиона бельгийцев отдали свои голоса нашему движению, то есть партии "Christus-Rех" (рексистам). В парламент, в полном соответствии с демократической процедурой, при всеобщем избирательном праве, было избрано тридцать три депутата и сенатора, выступавших под моими знаменами. Однако с 1936-го по 1940-й год мы ни разу не получили доступ к официальному радиовещанию! Разумеется, вольготно себя там чувствовали лишь завсегдатаи парламентского балагана.

Вот как промывали мозги простакам перед началом Второй мировой войны в странах так называемой "демократии", в своей нетерпимости к инакомыслию доходившей до полного идиотизма!

Мы тогда, видите ли, хотели заменить продажный, беззаконный и крайне обременительный для наших соотечественников режим на Государство могущественное, честное, обращенное лицом к народу. С той поры нас и стали преследовать как зачумленных.

Мы, кстати сказать, отказались (о, тягчайшее из преступлений!) участвовать в развязывании Второй мировой войны, "безумной и нелепой". И тем не менее, в сентябре 1939 года эта война была навязана народам Европы совместными усилиями марксистов и мирового еврейства - известных поджигателей, которые нашли себе мощную поддержку у крупнейших капиталистов-космополитов, отличающихся волчьей алчностью. Разжигание ненависти и террор сделали свое черное дело.

Нам пришлось выдержать чудовищную мировую войну, когда коммунистические орды, надеясь на славную поживу, обрушились на обескровленную в войне 1940-1941 годов Европу. Они, видите ли, захотели обратить нас в свою веру.

Мы храбро сражались: в эти страшные годы не приходилось жалеть ни жизни, ни пролитой крови. Мы изведали все - и холод, и голод, и бесчисленные мучения на ледяных бескрайних равнинах Восточного фронта. Несколько миллионов моих товарищей по борьбе пало смертью храбрых на поле битвы. Многие тысячи других после стольких лишений долгие годы томились в неволе у себя на родине.

Проходимцы от "дерьмократии" - которую почему-то продолжают именовать демократией - любят рассказывать простакам побасенки о жестокостях тех времен - стремясь, понятное дело, свалить всю вину на своих противников!

Жестокости. Да, их творили, но вот только в СССР, их дорогом союзничке, который с 1917 года, побив все рекорды, упражнялся в уничтожении своих же граждан! Причем счет здесь шел на десятки миллионов.

Ну а англичане - первые их эмигранты, перебравшиеся через Атлантический океан? Разве эти свежеиспеченные американцы не достигли незаурядной ловкости в уничтожении несчастных индейцев? Ведь их перебили более четырех миллионов (из пяти миллионов коренных обитателей Америки выжило около двухсот тысяч). Чудовищный геноцид, уничтоживший целую расу! Эти же новые жители Америки заклеймили печатью рабства многие миллионы чернокожих невольников.

В период с 1941-го по 1945-й год - как в Европе, так и в Азии - наши герои применяли уникальную тактику ведения войны, ставшую достоянием XX века. Имя ее - терроризм. Варварские бомбардировки Гамбурга, Кельна, Берлина, Дрездена, затем - Хиросимы и Нагасаки уничтожили сотни тысяч ни в чем не повинных мирных жителей.

После 8 мая 1945 года победители преспокойно отправили под советское иго сотни миллионов граждан Восточной Европы. В условиях тирании им пришлось жить более сорока лет!

Они и только они повинны в том, что в 1945-1946 годах в концлагерях Франции и Германии около миллиона немецких военнопленных умерло от голода, в то время как склады ломились от продовольственных припасов, которые вполне сознательно не выдавались нуждающимся.

Они, наконец, способствовали гибели многих миллионов беженцев - мирных жителей Пруссии, Силезии, Германии и Судет, которые были уничтожены в ходе "расовых чисток", проводимых с каннибальской жестокостью!

Американцы, англичане (и, разумеется, их русские союзники, которым сегодня вновь стараются придать ангельский вид) напрасно силятся обвинять сербов в "расовых чистках". События, разворачивающиеся ныне в Боснии и Хорватии, с математической точностью воспроизводят человекоубийственные достижения "демократии" - я имею в виду уничтожение более четырех миллионов индейцев, а также геноцид, совершённый на землях, отобранных у Германии после Второй мировой войны! Сегодня эти страшные цифры стали достоянием гласности. На дорогах изгнания нашли свой конец около 2.280.000 немцев, умерших от голода или хладнокровно убитых большевиками и их горними сеидами. Восемьдесят тысяч беженцев исчезло без следа. Один миллион оставшихся в живых был депортирован в Сибирь. Об этих гнусностях нам подробно поведал историк Жак де Лоне в своей знаменитой книге "Великий исход" (La grande debacle).

Теперь нам понятно, почему в 1992 году американцы и англичане (русские ныне сделались такими малюсенькими!) отвечали югославским захватчикам только слезами и воздыханиями. То, что делали сербы, американцы и англичане, вкупе со своими милыми советскими союзниками, творили (или попустительствовали подобным действиям) и раньше, причем в гораздо более внушительном масштабе! Гнусные лицемеры, нам давно опротивели ваши крокодиловы слезы. Сербы, очищающие в 1992 году целые области от неугодных им граждан, - всего лишь ваши скромные подражатели!

Их учители - Сталин, Черчилль и Рузвельт, непревзойденные убийцы первой половины двадцатого века.

8 августа 1992 года, в изгнании.
Lapuan Liike

Последний бастион Империи - Религия "Победы". Мнения НЕадептов.

Ниже приведены комментарии пользователей Живого Журнала (бывших и настоящих), не считающих победу большевизма в 1945 году над значительной частью евразийского континента - поводом для праздника. Представлены мнения людей самых разный политических и религиозных воззрений - от национал-сепаратистов - до монархистов, от язычников-гностиков - до адептов церкви истинно православных христиан. Всех их объединяет одно - неприятие неосоветского религиозного культа, являющегося последней идеологической опорой московской империи и потому столь агрессивно насаждаемогo агитпропом некоей "Российской Федерации". Каждый отдельный комментарий - это ответ на вопрос: "Почему я не праздную так называемый День Победы?" Орфография и пунктуация комментирующих сохранены. Надеюсь, их размышления и вам, читатели, дадут повод задуматься о подлинной сути этого в высшей степени сомнительного "торжества".


nam_tar:

Я не праздную так называемый "день победы". Объясняю, почему:
Русский народ проиграл войну на этом этапе, отдав миллионы жизней, но не получив взамен ничего, кроме продолжения красной кабалы, направленой на дальнейшее искоренение русских как самостоятельной свободомыслящей нации и выведения стада быдло-рабов, которые только и могут бухать водку, плясать яблочко и восславлять своих картавых хозяев.
Посему любое высказывание о "победе" русских во Второй Гражданской каждый расово полноценный сознательный человек обязан считать лживым выкидышем кремлёвской пропаганды. Не может быть никакой речи о победе, если после неё получается результат, значительно превосходящий по своим негативным характеристикам изначально имеющуюся ситуацию: усиление влияния красных в Европе, гибель значительного количества здоровых мужчин и женщин (что существенно отразилось на демографии белых народов не только в русских землях, но и на всей европейской территории), и многие другие факторы говорят лишь о громадном поражении, но никак не о мифической "победе" - плоде гебешных пропагандистских разработок.

firesteel:

Я не праздную так называемый "день победы". Объясняю, почему:
Все белые европейские народы, втянутые в эту войну, проиграли её, а особенно проиграли её русские, которые до сих пор расплачиваются за это генетическим вырождением, общим снижением социального уровня и чудовищным культурным и технологическим отставанием от родственных западных наций. "Победа" ухудшила и усугубила положение русских даже по сравнению с периодом византийско-азиатского царизма, добавив к старой азиатчине новую. Я уже не говорю о десятках миллионов смертей с обеих сторон конфликта, во время и - главное - после войны, в сталинских лагерях, о геноциде украинцев, эстонцев, финнов и других народов, не желавших вариться в кроваво-фекальном советском "котле".
9 мая - день победы Сталина, ГУЛАГа, НКВД, КГБ, беспросветности, хрущёвок 2х2, нищеты, голода, обязаловки, уравниловки, насилия, деградации, а также морального и физического уродства. Для русских это день национального позора. Это НЕ МОЯ победа.
Lapuan Liike

Алексей Широпаев - Могила Неизвестного Насильника

shiropaev.livejournal.com/29142.html





История, точнее — история, с которой мы соприкасаемся, похожа на засоренный клозет. Промываешь его, промываешь, а дерьмо все равно всплывает наверх».

Гюнтер Грасс, «Траектория краба».


В октябре 1944 года красная армия вторглась в Восточную Пруссию. Впервые за годы войны советский солдат ступил на немецкую землю. На границе его уже встречал науськивающий плакат, возможно, сочиненный самим Ильей Эренбургом: «ВОТ ОНА, ПРОКЛЯТАЯ ГЕРМАНИЯ!». Для пущей наглядности плакат был увенчан огромным фанерным указующим перстом, обращенным в сторону ненавистного запада.

Вся красная армия хорошо помнила пламенные строки товарища Эренбурга, разошедшиеся миллионными тиражами: «…Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово "немец" для нас самое страшное проклятье. Отныне слово "немец" разряжает ружье. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого - нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! - это просит старуха-мать. Убей немца! - это молит тебя дитя. Убей немца! - это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!» («Красная звезда», 11 апреля 1942 года).

Осенью 1944-го Эренбург, который, по словам английского корреспондента в Москве Александра Верта, имел «гениальный талант вызывать ненависть к немцам», провозглашал: «Мы на немецкой земле, и в этих словах вся наша надежда: Германию мало разбить, ее нужно добить» («Великий день», 24.10.44). Спустя месяц появился еще один «перл» расовой ненависти: «Нам не нужны белокурые гиены. Мы идем в Германию за другим: за Германией. И этой белокурой ведьме несдобровать» («Белокурая ведьма», 25.11.44).

И вот теперь эта «окаянная», «проклятая», «белокурая» и к тому же столь обустроенная, по-кулацки крепкая Германия, простиралась перед распаленным войной, водкой и пропагандой, до зубов вооруженным совком.
Lapuan Liike

Алексей Широпаев - За что боролись козаки?







200-летие Гоголя стало информационным поводом для очередной антиукраинской пропагандистской кампании со стороны РФ. К юбилею гения на экраны страны вышел новый блокбастер «Тарас Бульба» в постановке Владимира Бортко и с мощным Богданом Ступкой в главной роли. Идея фильма сфокусирована в финальной сцене, снятой вполне по Гоголю: «Когда очнулся Тарас Бульба от удара и глянул на Днестр, уже козаки были на челнах и гребли веслами; пули сыпались на них верху, но не доставали. И вспыхнули радостные очи у старого атамана.

- Прощайте, товарищи! – кричал он им сверху, - Вспоминайте меня и будущей весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постой те же, придет время, будет время, когда узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: поднимается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..»

Между тем в первой редакции повести эта сцена выглядит совсем иначе: «Когда Бульба очнулся немного от своего удара и глянул на Днестр, он увидел под ногами своими козаков, садившихся в лодки. Глаза его сверкнули радостью. Град пуль сыпался сверху на козаков, но они не обращали никакого внимания и отчаливали от берегов. "Прощайте, паны-браты, товарищи! – говорил он им сверху, - вспоминайте иной час обо мне! Об участи же моей не заботьтесь! я знаю свою участь: я знаю, что меня заживо разнимут по кускам, и что кусочка моего тела не оставят на земле – да то уже мое дело... Будьте здоровы, паны-браты, товарищи! Да глядите, прибывайте на следующее лето опять, да погуляйте, хорошенько!.." Удар обухом по голове пресек его речи».

shiropaev.livejournal.com/28503.html          Часть 1
shiropaev.livejournal.com/28791.html          Часть 2
Lapuan Liike

Германия: красный кошмар

Источник: Monde 13.02.2009

www.liberation.fr/monde/0101319210-allemagne-rouge-cauchemar

Allemagne Rouge cauchemar

Около двух миллионов немок в 1945 году были изнасилованы российской армией. Психологические травмы, о которых молчали шестьдесят лет.

Практически в каждой немецкой семье есть жертва, чьи уста более шестидесяти лет сковывала печать молчания. Некоторые из них скончались, ни разу не упомянув о глубоко скрытых психологических травмах . . . В конце войны сотни тысяч немок были изнасилованы жаждавшими мести военными союзнической и советской армий. В молчании, окружавшем эти события, потихоньку появляется брешь. В многочисленных книгах, фильмах и симпозиумах, посвященных страданиям гражданского населения Германии в конце войны, эта тема стала стыдливо подниматься. Кое-кто из жертв осмелился нарушить табу и публично поведать о пережитом. 'Я много раз пыталась рассказать. Врачам, в школе - но везде натыкалась на стену', - вспоминает Рут-Ирмгар. Эта 77-летняя женщина-пастор обрела некоторый душевный покой благодаря терапии, которую она проходила после лечения от рака. Она, как и ее мать, были изнасилованы русскими в Восточной Пруссии, и эта травма оказала влияние на всю ее жизнь. 'После этого я могла любить, но не желать', - просто говорит она. Еще и сегодня многих женщин ее возраста мучают кошмары, их охватывает паника, когда они слышат русскую речь, или если им нужно спуститься в подвал.

Угрожающая тишина

В Штутгарте тысячи женщин стали жертвами французов, когда те взяли город. В Рейнской области немки стали добычей американцев. Но нигде в лежащем в руинах Рейхе насилие против женщин не достигло того размаха, что имело место на востоке страны, где Красная Армия брала город за городом. 'В конце января 1945 года линия фронта становилась все ближе. Бежать пешком было бессмысленно, мы бы умерли по дороге от холода'. Рут-Ирмгард было 12 лет, когда два офицера силой вытащили ее из подвала, где пряталась вся ее семья. 'Тишина, внезапно упавшая на город, таила в себе угрозу, - вспоминает она. - Мы едва осмеливались дышать. Я приоткрыла дверцу, чтобы глотнуть свежего воздуха, и увидела, как к нашему зданию идет русский в военной форме. Они сначала попросили у моей матери, державшей на руках моего младшего брата Эриха, показать им нашу квартиру. Ее долго не было. Когда она вернулась, я увидела, что ее запястье перебинтовано. Позже она сказала мне, что пыталась покончить с собой. Затем русские опять спустились в подвал. На это раз им нужна была я . . . '.

В период с января 1945 года, когда Красная Армия вошла на территорию страны, и июлем 1945 года, когда союзники разделили между собой Рейх, советские солдаты изнасиловали около двух миллионов немок. В одном только Берлине количество жертв оценивается в 100 000. Вследствие этого насилия умерло десять тысяч женщин. Часть из них убили себя и своих детей. В некоторых случаях смертельный приговор всей семье выносили отцы в надежде избежать бесчестья. 'За считанные часы девушки старились на десятки лет. Матери семейств возвращались из амбаров, где их подвергали насилию, полностью поседевшими', - рассказывают очевидцы. Немногим семьям удалось избежать этой трагедии.

'Конечно же мы не знаем, точное число изнасилованных женщин, - признает историк Зилке Сатьюков (Silke Satjukow). - По различным оценкам русские изнасиловали от 10 до 90% женщин, находившихся в Берлине в конце войны. Некоторые из них подвергались групповому и/или неоднократному насилию, а затем были депортированы в СССР. В Берлине жило большое количество беженцев с восточных районов страны, которые спасались от наступления Красной Армии. Мужчины были на фронте, а женщины оказались предоставлены самим себе. И русским. Они знали, что их ждет: нацистская пропаганда регулярно распространяла информацию о зверствах, творимых Красной Армией в отношении гражданского населения. Геббельс использовал эту угрозу, чтобы мотивировать Вермахт, чей боевой дух был подорван многочисленными поражениями после Сталинградской битвы. Он полагал, что мужчины будут сражаться более яростно при мысли о том, что ждет их жен в случае поражения'.

Рядовые пехотинцы, офицеры . . . Вряд ли можно создать портрет типичного русского насильника конца войны. 'Точно можно сказать одно: Сталин, поставивший цель дойти до Берлина к 1 маю, не щадил своих людей, - говорит историк Йохен Штаад (Jochen Staadt), работающий в Свободном университете Берлина. - В последние недели войны погибли двадцать тысяч русских солдат. На фронт пришлось посылать подкрепление, молодых ребят, зачастую плохо обученных, выходцев с восточных территорий СССР. Эти молодые солдаты видели, как их товарищи погибают от нацистских пуль. Их переполняла ненависть к немцам. Сталинская пропаганда не один месяц втолковывала им, что удачно прожитый день - это тот, когда от их руки пал хотя бы один немец. По мере продвижения на Запад русские солдаты видели, какие разрушения оставили после себя нацисты в СССР, и насколько Германия, даже опустошенная войной, была богаче тех регионов, откуда они пришли. Они совершенно обоснованно задавались вопросом, что же рассчитывали найти немцы в России такого, чего не было в Германии . . . '.

'Викторианские нравы'

'Русские шли на Запад, а за их спиной стояли тени 22 миллионов погибших, - говорит американский историк Норманн Маймарк (Norman Naimark). - Алкоголь был одним из немногих средств, помогавших хоть ненадолго позабыть о тяжелой фронтовой действительности. В СССР царили викторианские нравы. Там было не принято говорить о сексуальных отношениях. Не было ни презервативов, ни публичных домов. Подобная репрессивная сексуальная культура и жестокость, которую они познали на войне, объясняют зверства солдат в отношении немецких женщин'. 'Обычно забывают, что советские военные насиловали не только немок, - напоминает Ингеборга Якобс (Ingeborg Jacobs), которая собрала рассказы 200 жертв в своей книге Freiwild ('Добыча'), опубликованной в сентябре 2008 года. - Они насиловали освобожденных узниц концентрационных лагерей, полек, венгерок, чешек, даже жен солдат Красной Армии!'.

'Массовые изнасилования прекратились с приходом американцев в июле 1945 года, - уточняет Йохен Штаад.- С конца 1945 г. имели место несколько отдельных случаев насилия. Но не среди бела дня. Были введены строгие санкции. Некоторых солдат за изнасилования расстреливали на глазах их же товарищей'. Сталин, который стремился установить свою власть над Восточным блоком, призвал армию к порядку, солдатам велено находиться в казармах, контакты с населением запрещены. '16 апреля 1945 года Сталин отдал приказ солдатам, не трогать гражданских лиц, - уточняет Ингеборга Якобс. - Ему для реализации своего политического замысла, нужно было избежать ненависти населения'.

Многие месяцы женщины на востоке Германии жили в страхе перед сексуальным насилием. Боялись они и забеременеть или заразиться венерическими болезнями. В городе Зенфтенберг, к юго-востоку от Берлина, ответственный за техническое обслуживание больницы недавно нашел на чердаке данные о пациентах, датированные 1945 годом. С июня по август 1945 г. напротив женских фамилий постоянно встречается запись 'Interruptio'. На протяжении этих трех месяцев врачи больницы в день делали 4-5 абортов женщинам в возрасте с 17 до 39 лет. 'Согласно медицинским записям 80% операций, проведенных в Зенфтенберге летом 1945 года, были абортами. А в то время прерывание беременности было незаконным!', - отмечает Георг Мессенбринк (Georg Messenbrink), который нашел документы. В том году мать Рут-Ирмгард родила девочку, которая прожила лишь несколько недель. 'Мы были все время голодными. У мамы не было молока. Естественно, она хотела сделать аборт. Но врач сказал, что ничем не может ей помочь. Я не знаю, что мама потом рассказала отцу об этом ребенке'.

Глухие упреки

Пока не пала Стена, женщины молчали. На западе страны чувство вины, ответственности за зверства, совершенные нацистами, не позволяли говорить о несчастьях, выпавших на долю гражданского населения Германии. 'Мы были виновным народом. И для немецких жертв места не было', - с пониманием говорит Рут-Ирмгард. На востоке пропаганда возвеличивала Красную Армию. Тот факт, что большой русский брат мог насиловать немецких женщин, шел вразрез с официальной версией. 'Женщины приняли обет молчания, когда их мужчины вернулись домой, - рассказывает историк Зилке Сатьюков. -Пока они были предоставлены сами себе, женщины реагировали с определенной долей прагматизма, продиктованного необычностью ситуации и желанием выжить. Мы знаем из записей в личных дневниках, что они иногда, здороваясь друг с другом, даже спрашивали: 'Сколько в эту ночь?'. Можно воспринимать это как черным юмор или цинизм, но так было на самом деле'.

От мужчин, которые не смогли защитить своих жен, сестер и дочерей, жертвы насилия слышали глухие упреки. 'Тебе это наверняка понравилось!'. 'Не строй из себя неженку, подумаешь, несколько минут'. Вернувшись с фронта, отец Рут-Ирмгард искренне удивился, что его жена, когда бежала из дому, не подумала захватить хотя бы один из его костюмов. 'Женщина в Берлине', анонимный дневник, который вела молодая жительница столицы рейха с апреля по июнь 1945 года, был очень плохо принят в Германии, когда был там издан в 1959 году, через пять лет после его публикации в США. Переизданная в 2003 году книга стала бестселлером - она появилась в тот момент, когда немецкое общество уже не испытывала ни страха, ни стыда при встрече со своим прошлым.

'Одной из главных составляющих психологической травмы - это отказ общества признать, что жертвы действительно пострадали', - говорит психиатр Филипп Куверт, который возглавляет проводимую Грейфсвальдским университетом исследовательскую программу по изучению многолетних травм жертв насилия. 'Еще несколько лет назад, запустить подобный проект было бы невозможно', - утверждает психиатр. Табу было слишком сильным. Врач обратился к свидетелям событий тех лет с просьбой принять участие в исследовании. Откликнулось 35 женщин. Большинству из них 80 лет. 'Мы пытаемся выяснить, каким образом этим женщинам удалось прожить столько лет без малейшей психологической поддержки'. По окончании исследовательской программы Куверт хотел бы создать специальную службу для оказания помощи пожилым людям, чтобы помочь им обрести покой на закате жизни, как обрела его Рут-Ирмгард.

Вероника Денисова , ИноСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 17 февраля 2009, 15:50



 


Lapuan Liike

Михаэл Милке - Зверства Красной армии в Троенбритцене в 1945г.

 

Бойня в Троенбритцене - табу нарушено
 
   Гюнтер Айзербек всё ещё хранит в памяти все подробности произошедшего. Человек в военной форме спросил его дедушку на ломаном немецком: "Ты - немец?" Получив утвердительный ответ от старика, его схватили, отвели в сторону и поставили на колени. Человек в военной форме приложил к шее деда Гюнтера дуло пистолета и застрелил его. Это случилось 23 апреля 1945г. на окраине маленького брандербургского города Троенбритцен. Айзербеку было тогда семь лет. Но он помнит, как видел безжизненное тело своего деда, лежащего лицом на мокрых досках, и что он тогда ничего не понимал и горько плакал.

   Считается, что около 1000 мирных жителей было расстреляно 23 апреля 1945г. в Троенбритцене, где на протяжение десятилетий молчали об этой бойне. Однако с 1989г. ситуация начала меняться вместе с политическими преобразованиями. При этом до сих пор многие, в первую очередь, пожилые люди, начинают махать руками, защищаясь, когда разговор заходит о тех временах. Два года назад берлинский "Форум выяснения и обновления", который занимается преимущественно последствиями ГДР-овской диктатуры, представил материалы для уголовного дела по этим убийствам. В процессе расследования этого дела потсдамская прокуратура несколько дней назад подала запрос в Генпрокуратуру РФ.

   К настоящему моменту очевидно, что время молчания в Троенбритцене окончательно прошло. И Вольфганг Укше, глава местного краеведческого общества, неожиданно оказался в центре внимания.
Краевед Вольфганг Укше на братской могиле, в которой похоронены около 800 жертв бойни 23 апреля 1945г.